+41 (0)91 911 95 50 info@vlv-mag.com

Эко-информационный портал

Интервью с основателем холдинга General Invest Винченцо Трани

Винченцо Трани: я банкир, который дает микрокредиты

Винченцо Трани – неаполитанец, 43 года, банкир. Половину своей жизни провел в России. Коллекционирует ретромобили и запускает «Делимобиль». Основал холдинг General Invest, в который входит и фонд Mikro Capital, занимающийся кредитованием малого и среднего бизнеса. 

General Invest вместе с «Банк ИНТЕЗА» были генеральными партнерами бизнес-форума в Милане 21 сентября, проходящего в рамках «Дни Москвы - 2017». Но в тот же день Винченцо Трани успел еще открыть новый офис Mikro Capital в Милане. На инаугурацию пришли бывший министр, а сейчас президент Национального агентства Италии по микрокредитам (Ente Nazionale per il Microcredito) Марио Баччини (Mario Baccini), кардинал Марио Тозо (Mario Toso), президент итало-российской торговой палаты Розарио Алессандрелло (Rosario Alessandrello) и многие другие. После официальной части, мы поговорили с Винченцо Трани о микрокредитах, автомобилях (общих и собственных), России и русских женщинах...

- Кто вы?

- Я банкир, который занимается микрокредитованиями.

- Почему микрокредиты?

- Тему микрокредитов начал Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Еще в 90-е годы прошлого века специалисты банка провели анализ и пришли к выводу, что экономика Европы начинается с мелкого бизнеса. Т.е. для развития любого сектора экономики нужно много-много маленьких предпринимателей.  Так родилась экономика Италии и Германии, и даже США. Из малых предприятий потом возникли и большие. И поэтому микрокредит – это как таблетка в медицине – он нужен, чтобы экономика была здоровой и могла развиваться.

- В России капитализм начался по-другому. С крупных государственных предприятий, и уже потом движение вниз, к малому и среднему бизнесу.

- Да, в точности наоборот. И то что случилось в России, приватизация крупных предприятий – это иная история. Каждая страна имеет свою историю, и бесполезно рассуждать, хорошая она или плохая, это история, в которой мы живем. Потом каждое правительство пытается получить максимальный эффект и бòльшую пользу из того, что оно имеет. Поэтому ситуация в России – сначала приватизация крупных компаний, а только сейчас развитие малого и среднего бизнеса – это ее история. Я начал заниматься кредитованием малого бизнеса в России еще в начале 2000-х, когда ЕБРР активно финансировал этот сегмент, и курировал этот проект в Волжском и Уральских регионах и жил в Самаре первые два года.  Оттуда у меня началось и познавание России.

Мэр Москвы Сергей Собянин на инаугурации "Делимобиля" в Москве

Мэр Москвы Сергей Собянин на инаугурации "Делимобиля" в Москве, фото © Mikro Kapital

- Не было проблем с языком?

- Я учился шесть месяцев русскому языку в Италии, а на месте, как оказалось, нужно было выучить как можно быстрее. Ведь даже мои сотрудники не знали английского языка, тем более жители города.  Поэтому, чтобы общаться, и не только с коллегами, но и в магазине, пришлось заняться языком всерьез.

- Были смешные истории на этот счет?

- Пожалуй, как сейчас, помню, гостиница «Транзит» в Самаре. Я только приехал в этот город, нашел гостиницу, взял номер подешевле. Неплохой, чистый, две кровати.  Лег спать, и вдруг среди ночи заходит человек с вещами, и устраивается рядом. Для меня это был шок. Только потом я выяснил, что купил только «место» в номере, и ко мне «подселили». Я понял, что прейскурант нужно читать внимательнее и язык учить лучше.

- Про вас сегодня сказали, что вы, пожалуй, единственный иностранец, который посетил 260 российских городов...

- Я даже скажу больше, наверно, и россиян найдется совсем немного, кто так много путешествовал по своей стране. Я был во многих городах России, проехал ее с севера на юг, с запада на восток, от Калининграда до Владивостока, от Сыктывкара до Сочи, и я это делал с удовольствием, чтобы познакомиться с российской реальностью.

- Какой город нравится больше всего?

Самара - это был первый город, где я долго жил, мне нравятся и сам город, и его жители. И его, как первую любовь, невозможно забыть. Потом, как итальянцу, мне очень нравится Санкт-Петербург, и это лучший город, где жить. Но с точки зрения бизнеса, жить в Москве – это большое счастье. И для меня, как бизнесмена, это единственный город.

Самара - это был первый город, где Трани долго жил

Самара - это был первый город, где Трани долго жил, фото WEB

- Как ваш бизнес развивается в других странах СНГ и Восточной Европы?

- Очень хорошо. Мы работаем в Белоруссии, в 5 городах, в этой стране мне предложил развивать бизнес Павла Бородина, тогда Госсекретаря Союзного государства России и Беларуси. И это были первые инвестиции после России. Потом Молдавия, где работаем в 6 городах, Армения (Ереван) и Румыния.

- Где важнее всего микрокредит? В России, Европе, в какой стране, где вы работаете?

- Актуальнее всего в России. Но здесь путают микрокредитование с кредитованием маленькой суммы до зарплаты.  И это не те кредиты, которые поддерживал ЕБРР и поддерживает сейчас ЦБ. И важно, что ЦБ создал конкретные правила и разделил тех, кто занимается кредитованием малых предприятий и тех, кто кредитует «до зарплаты». Вероятно, и вторые тоже важны, хотя это часто путь в никуда. А те, кто кредитует малые предприятия, являются важным элементом развития экономики.  Мы не занимаемся развитием кредитной ямы, мы занимаемся развитием предпринимательства.

- Т.е. вы вкладываете в будущее России, помогая ей развиваться, создавая базис малых предприятий?

- Да, тем более, почти все наши стартапы – это технологические предприятия.  И важно найти предпринимателей с хорошими идеями.

- Но вы помните, в конце 90-х был бум интернета, создавались тысячи компаний, банки давали деньги. А потом этот пузырь сдулся, 95% компаний ушло с рынка, правда, возникли и монстры, как Google или Amazon. Как вы находите самородки?

- Я не ищу сказку, я не ищу идеальных компаний, не ищу Гугл или Амазон, потому что их трудно найти. Я ищу небольшие компании, которые очень стараются, и даже если у них будут трудности, они смогут успешно продать свой бизнес более крупным операторам, и создадут потом новый. Т.е. мы финансируем малые предприятия, которые станут середняками.

- Вы запустили первый в России проект каршэринга «Делимобиль»... Надеялись на успех?

- Да, это был проект Private Equity, независимые инвестиции в реальный сектор экономики. Или, точнее, инвестиционный проект, разрушающий существующую модель экономики и поведения человека. Он учит не иметь автомобиль, а брать его, когда нужно, поминутно.

«Делимобиль» был проект Private Equity

«Делимобиль» был проект Private Equity, фото © Mikro Kapital

- Это не очень российская модель. Были сомнения?

- Да, конечно. Когда в 2015 году запускали «Делимобиль», были сомнения, связанные с особенностями российского менталитета, и, конечно, с санкциями. Но мы выбрали модель бизнеса, где автомобили были российской сборки, и кроме того, источник финансирования был иностранный, но в рублях. Автомобиль мы выбрали Hyundai, это самая продаваемая машина в России, а сейчас и Renault, внедорожник, выше уровня. И дела идут совсем неплохо.

- Куда вы развиваетесь?

- Сейчас мы в Москве и Петербурге, 4 октября открываем в Уфе, в начале декабря в Нижнем Новгороде, в начале следующего года в Екатеринбурге и Новосибирске. У нас есть заявка, и уже почти проработали модель в городе Грозный. Причем они сами вышли на нас, министр транспорта Чечни спросил меня, почему вы все в крупных городах, и почему бы не попробовать в Грозном?

- А как представить такую футуристическую модель, о которой рассуждают в Европе: ты едешь на электрокаре по автостраде, заезжаешь на заправку перекусить, и просто меняешь автомобиль на похожий, уже заряженный (ведь заряжать несколько часов, если ты уже не приехал, ни у кого нет времени). Как такая модель, где ты отказываешься полностью от своего автомобиля, может работать в России?

- Я пока скептически отношусь к электромобилю. Не в принципе, а в погодных условиях России. Мы тестировали 6 разных автомобилей разных компаний, и ни один, ни один не справился с традиционными условиями пользования там. Мы планируем и электрокары, но только тогда, когда их технические характеристики значительно улучшатся. Т.е. проблема даже не в малом количестве зарядных станций, а именно в самом автомобиле. Поэтому мы к ним вернемся, но, наверно, не раньше 5 лет.

Трани пока скептически относится к электромобилям

Трани пока скептически относится к электромобилям, фото WEB

- Т.е. вы не очень «green» со своими автомобилями?

- Нет, наоборот. Наша модель позволяет значительно сократить число пользователей автомобилями, и поэтому и траффик, и выбросы в атмосферу. Ведь люди, пользуясь нашим сервисом, не едут из-за города за 50 км, а берут наш «Делимобиль» только на несколько км по необходимости.

- А мэрия Москвы вам как-то помогает, не знаю, как в других европейских городах, может быть, бесплатные парковки, привилегии?

- Во-первых, они создали законодательную базу, которая позволила создать каршэринг. Причем, это решается не на федеральном уровне, а в каждом городе отдельно. Но Москва была первая, и другим администрациям проще. Мы получили поддержку в Москве и Петербурге, в Уфе мы тоже ее ожидаем.

- А Uber не является вашим конкурентом?

- Нет, такси, и в частности, Убер – это не наши конкуренты. Мы дешевле на 40%, чем такси. Но надо сказать, нас клиент выбирает, не только потому, что дешевле. Это клиент, который хочет сидеть за рулем, хочет ездить.

- И много таких в России?

- Очень много!!! И много людей, которые не могут позволить себе купить автомобиль. Или имеют, но нет рядом.

- В этом большая разница с Италией, где плотность автомобилей самая высокая в Европе, более 700 автомобилей на 1000 человек.

- Да, и модель каршеринга Милана и Москвы разные. Во-первых, в Москве топливо дешевле, во-вторых, рабочая сила дешевле, чем в Италии, потому что налогообложение меньше, в-третьих, стоимость страхования – в России она намного дешевле, в-четвертых, гораздо больше жителей в Москве по сравнению с Миланом, именно поэтому мы анализировали модели Милана и Москвы и пришли к выводу, что в Москве гораздо интереснее ее развивать.

В Италии плотность автомобилей самая высокая в Европе

В Италии плотность автомобилей самая высокая в Европе, фото WEB

- Чемпион мира Анатолий Карпов коллекционирует марки, а вы, я слышал, автомобили?

- Да. Я коллекционирую ретро автомобили. В Москве у меня есть «Победа», 1954 года, и есть черная «Чайка», на которой ездил министр обороны Кабардино-Балкарии, есть и много итальянских машин.

- Все в Москве, или между Италией и Россией?

- Да, между Италией и Россией, потому что их сложно перевозить из страны в страну.

- 20 лет назад вы приехали в Россию и не думали там задержаться так надолго...Жалеете об этом, хотите вернуться в Италию?

- Нет, я рад, что так получилось, и не собираюсь возвращаться. Мне очень нравится Москва.

- Кажется, поговорили обо всем, забыли про русских женщин...

- Российские женщины – это вообще, секрет моего успеха в бизнесе. На них всегда держалась и семья, и работа, они сильные и волевые. Поэтому, когда я смотрю на этих женщин, я вижу не только красоту (хотя они очень красивы!), но и терпение, желание достичь результата, целеустремленность, профессионализм...

- Ну да, я не знаю гендерный состав вашей компании, но после того, что вы сказали, думаю, что 80% в ней женщины.

- Да, вы правы. Именно 80% женщин. Как вы угадали?

- Я же был математиком, а сейчас аналитик.  

Евгений Уткин, Италия, Милан

Статьи