info@vlv-mag.com

Эко-информационный портал

Анджела Ло Приоре – фотограф

Хрупкость женской души 

Для интервью Анджела Ло Приоре пригласила меня к себе, в уютную квартиру в центре Милана, на обед. «Есть какие-то пожелания, аллергии и т.д.?», - спросила она. «Нет, всё на ваш вкус», - ответил я. Как многие итальянские женщины, она прекрасно готовит, выбирает ингредиенты простые, но высочайшего качества.

В результате мы едим интегральную пасту с приспущенными свежими помидорами на медленном огне с оливковым маслом, базиликом и пеперончино, запивая прекрасным вином, и разговариваем о её творчестве.

Анджела, вы собираетесь на выставку Paris Photo, которая будет 8-11 ноября. Это ваше первое участие там?

– Нет, я уже в прошлом году участвовала там. И вообще, я посещаю эту выставку, наверно с основания, более 20 лет, так как она является самой большой в мире, и даёт самое полное представление о современной фотографии, служит источником новых идей.  В этом году я еду туда с новым проектом «Stairs Obsession».

Фото из проекта «Stairs Obsession»

Фото из проекта «Stairs Obsession», фото © angelalopriore.com

Расскажите немного, почему «Лестницы», и почему такое название?

– Это особые спиральные лестницы, где есть головокружение, страх высоты. Я даже думала назвать проект другим именем, Vertigo. Немного навеяно фильмами Хичкока. Я рассматриваю это состояние головокружения как женскую хрупкость, потерю сознания, забыться в эмоциях.

Как родилась идея проекта?

– Случайно. Хотя, наверно, подсказало моё «бессознательное». Я работала над одним проектом, связанным с архитектурой. Уже фотографировала дворец архитектора Карло Моллино в Турине, одного из самых известных архитекторов рационализма (кстати, он был и прекрасным фотографом), но, когда зашла внутрь, увидела эту огромную лестницу на 8 этажей, на которую и нанизано здание. Я решила попробовать, взяла модель, и она начала ходить по этой лестнице, подниматься, спускаться... Я фотографировала, пытаясь найти наилучшую позицию. В какой-то момент мне пришла идея: «Давай, ты как будто упала с этой лестницы».  Она изображает, я фотографирую, пока не нахожу лучший вариант. Потом пошла к моему галеристу, Валерио Тадзетти, Photo Contemporary, он был в восторге от этой фотографии, и взял её на выставку, Paris Photo в прошлом году, так как он там представлял фотографии архитектуры рационализма.

Лестница во дворце архитектора Карло Моллино в Турине

Лестница во дворце архитектора Карло Моллино в Турине, фото © angelalopriore.com

Но в этой фотографии чувствуется страх и боль ... почему?

– Увидев эту фотографию, я поняла, что она представляет меня, мою боль. В апреле 2017 я ездила по делам в Нью-Йорк, и там упала с одной из таких лестниц. Упала очень больно, сломала обе ноги. Мне потребовалось около 6 месяцев специальных упражнений чтобы восстановиться. Но эта боль, это чувство падения - они остались, и, вероятно, в этих фотографиях выходят наружу. Я делала фотографии в сентябре 2017, и уже в ноябре поехала с ними на Paris Photo. То есть, подсознательно я фотографировала свою историю.  И это для меня было ужасно. Из-за этого глупого падения я шесть месяцев почти не могла ходить, и только после года полностью восстановилась. Но здесь было ещё и эмоциональное разочарование, потеря. И здесь, это состояние головокружения подчёркивает хрупкость женской души, страх и магнетизм к пустоте, как если ты стоишь на высоком балконе, у тебя и страх упасть, и непреодолимая тяга к пустоте внизу.

И на этих фотографиях я продолжаю исследовать душевный мир женщины. Фотографии очень разные, женщины в разных положениях, голые или одетые, упали или стоят, их можно интерпретировать по-разному. Фотография не должна рассказывать всё – она должна вызывать чувства и разные интерпретации у зрителей.

Сейчас у тебя цикл 14 лестниц. Как ты их находишь?

– Увидев мои первые работы, друзья мне стали советовать, «вот там есть такая-то лестница, в Турине, в Милане...» 

Я понимаю, что последний проект всегда кажется самым интересным. Но мы за столом, поэтому не могу не вспомнить ваш проект «Eat me!», из которого получилась прекрасная книга в издательстве Skira.

– Проект «Eat me!» родился в 2015 году, после разговора с одним известным шеф-поваром. Потом он оставил проект, но я подумала, что это может быть очень интересно. Ведь отношение «женщина и еда» всегда очень интересное. Сейчас сложился стереотип, что женщина должна быть красива, молода, стройна и худа всегда. Натуральным образом или с помощью эстетической хирургии. Поэтому женщины борются, борются каждый день, чтобы быть ещё красивее, ещё тоньше, идут в спортзал, изводят себя диетами.  Мои работы немного ироничны. Они не высмеивают женщин, но заставляют задуматься, а стоит ли гнаться за стандартами, может лучше быть оригинальным? Красота – в уникальности и оригинальности, со своими дефектами. Если раньше старались показывать только абсолютно правильных, идеальных женщин, сейчас даже стало модно показывать шрамы, дефекты. Ведь идеал одинаков, похож, скучен, в нем нет души. Как иногда зайдёшь к кому-то в дом, и там идеальный порядок. И понимаешь, что там нет реальной жизни. Кстати, я и себя включила в этот проект, где фотографирую себя в зеркало, фотоаппаратом, который превратился в мясорубку.

Фото из проекта «Eat me!»

Фото из проекта «Eat me!», фото © angelalopriore.com

Эти фотографии полны эротизма.

– Да, я эстет, конечно, выбирала и моделей, и сюжет. Я любитель красоты (lover of beauty). Но, например, стараться остановить время, и в 60 лет стараться выглядеть на 30, я нахожу болезненным. Искать только эротику в моих работах – это поверхностно.  

Вы определили себя, как портретист. Поэтому не могу не вспомнить ещё один проект, из которого вышла прекрасная книга черно-белых фотографий – «One Hundred Portraits» (Skira).

– Да, это сто портретов известных актёров, режиссёров и музыкантов. На самом деле, у меня их было несколько сотен, но мы решили с издателем, что сто портретов будет правильно по формату, к тому же круглое число, и графически красиво. Там были как молодые актёры, которые стали потом известны, и уже очень известные, как Эннио Морриконе, Аль Пачино, Джордж Клуни, Вим Вендерс, Джереми Айронс, Анжелина Джоли, Шарлиз Терон, Кэтрин Зета-Джонс, Скарлетт Йоханссон и многие другие. Все началось с любимого звёздами кино отеля на Капри, который я фотографировала. А выросло в большой проект, которого хватило бы ещё на пару таких книг.

Как вам пришло желание быть фотографом?

– Я приблизилась к фотографии, когда была совсем молодой, в Милане, потому что мой друг был фотографом и ассистентом великих фотографов, таких как Джанпаоло Барбиери, Мауро Баллетти и др. Мне подарили первый рефлекс-фотоаппарат, и друг мне объяснял основы фотографии.  Но фотография в 80х годах была элитарной, и была практически вся в руках мужчин, за исключением нескольких женщин, 3-4, против сотни мужчин. Потом я переехала в Рим, и начала учиться. Мне нравилось кино, и я хотела стать режиссером-сценаристом, и в университете моя дипломная работа была посвящена кино. Но потом страсть к фотографии превысила, и я начала фотографировать, сначала архитектуру, внутри и снаружи. Кроме Университета, я закончила еще Istituto di Design e Fotografia в Риме, и специализировалась на фотографии.

Джонатан Риз Майерс и Скарлетт Йоханссон из книги «One Hundred Portraits»

Джонатан Риз Майерс и Скарлетт Йоханссон из книги «One Hundred Portraits», фото © angelalopriore.com

Революция в фотографии произошла с переходом к цифровой фотографии. Вы стали уже цифровым фотографом?

– Я начинала с плёнки, но потом сразу перешла на цифру. Скажем так, цифровая профессиональная фотография началась с переходом в новое тысячелетие. Я тогда, помню, училась программе Photoshop. Когда мы фотографируем в цифровом формате, он так и называется RAW, т.е. его надо обрабатывать, доводить до ума. Работаем над цветом, контрастом, делаем фотографию тёплой или холодной. Потом кто-то работает и над формой, например, сделать более красивой, удалить морщины и т.д. Но времена изменились. Если ты пойдёшь на выставку Ньютона, и увидишь эти огромные фотографии женщин, то ты увидишь волосы на теле, поры кожи, прыщи... Мы уже отвыкли так видеть, потому что у нас есть возможность исправить дефект. Если бы Анри Картье-Брессон жил в цифровую эпоху, он бы использовал цифровое фото. Мы должны жить в своём времени. Глупо ездить на лошади, если у тебя есть автомобиль.

Кто-то из фотографов говорит, что цифра испортила всю фотографию и привела к её краху ...

– Нет, конечно же нет. Мы живём в нашу эру, и нужно использовать все возможные средства, которые сейчас есть. Цифра не стала закатом фотографии, это другой тип фотографии, её эволюция, если хотите.  Есть конечно, ностальгия по «винтажу», например, сейчас в моде мебель 70-х годов. Есть романтизм прошлого, когда говорят, «раньше было лучше». Но это неправда, это просто ностальгия по прошлому. Я человек, который смотрит вперёд, в будущее. И у меня возникают моменты ностальгии по прошлому, но нужно жить настоящим, которое проецируется на будущее.

Анджела Ло Приоре – человек, который смотрит в будущее

Анджела Ло Приоре – человек, который смотрит в будущее, фото © angelalopriore.com

Вы были в России?

– Нет, ещё не представилась такая возможность. Но я бы очень хотела поехать в Россию, как турист или по работе. Мне хотелось бы иметь галерею в России, или хотя бы того, кто меня там представлял. Я думаю, мои фотографии могут понравиться россиянам.

Евгений Уткин, Италия, Милан

ИНФОРМАЦИЯ

Сайт фотографа Анджела Ло Приоры

Вы можете подписаться на неё в Instagram и Facebook.

Статьи