info@vlv-mag.com

Эко-информационный портал

Интервью с архитектором Евгенией Муринец

Москва - площадка для передовых идей

С Евгенией Муринец мы встретились в Милане, на международном конкурсе Archmarathon Awards 2018, где она была членом авторитетного жюри. Несмотря на большую занятость, Евгения поделилась с нами результатами этого конкурса, своей работой, видением на современную архитектуру и пути её развития на ближайшие 10 лет.

Мы узнали, что особо важно для Москвы, для сохранения её наследия и идентичности, и с удовольствием делимся этими знаниями с читателями.

– Евгения, Вы, пожалуй, самый молодой член жюри конкурса АРХМАРАФОН, но при этом у Вас большой список занимаемых должностей, Вы - Советник Президента Союза Архитекторов России; член Экспертного совета Минстроя России по формированию Комфортной городской среды; член Комитета по архитектуре и градостроительству Национального объединения проектировщиков и застройщиков. Нелегко, наверное, совмещать все эти должности, как Вам это удаётся? Какой пост отнимает больше времени.

– Участие в работе таких организаций и объединений подразумевает экспертизу большого объёма поступающих материалов и запросов, в том числе от органов власти, касающихся решения поставленных Высшим руководством задач в развитии отрасли. Например, на позапрошлой неделе на заседании Комиссии по жилищной политике в Минстрое России мы рассматривали Паспорт национального проекта «Жильё и городская среда».

Этот документ есть в открытом доступе, также поступает на рассмотрение в профильные экспертные Комиссии, и те по направлениям дают свои рекомендации по его корректировке. В этом документе я отметила важность интеграции в паспорт задач по внедрению высокотехнологичных инструментов проектирования и реализации, которые при своей сложности и дороговизне в использовании дают большую оптимизацию стоимости СМР.

Во время подготовки павильона института ДОМ.РФ на Восточном экономическом форуме РФ

Во время подготовки павильона института ДОМ.РФ на Восточном экономическом форуме РФ, фото © Муринец, ДОМ.РФ

В Союзе сейчас, например, готовим пленарную сессию для предстоящего в ноябре Зодчества, целью которой будет в одном месте и в одно время осветить различные стратегии развития России, затрагивающие нашу отрасль, которые разрабатывают сразу несколько организаций и ведомств.

Есть ещё параллельно экспертная работа Союза в других регионах нашей страны.

В моей практике также есть работы по руководству развития отдельных участков. Например, есть интересный кейс по заходу на российский рынок одной из крупнейших в мире сетей отелей-лоукостеров из Японии Toyoko. Нам катастрофически не хватает такого качественного сегмента в стране, и в Москве, в частности. Свой пилотный проект для России они хотят реализовать в Москве на ТТК. Моя задача в «архитектурном» менеджменте проекта, на этапе его проектирования, в выборе и кураторстве правильного направления его эволюции. Особо важный момент в проекте - это традиционный дизайн-код сети, который в своём изначальном формате не в полной мере вписывался в новые архитектурные тренды Москвы, и нужно было найти золотую середину.

Так что задач много, Вы правы. Много перелётов, часто приходится смотреть документы и готовить комментарии в пути. Приходится работать в ущерб личному времени. Но в целом это даёт очень хорошее представление о направлении развития и отдельных участков, и муниципалитетов, и Субьектов, и есть возможность участия в этом стратегическом процессе развития отрасли. И, откровенно говоря, задач у нашего цеха очень много …

С Кенго Кума, на заседании Архсовета города Москвы, фото © Муринец

С Кенго Кума, на заседании Архсовета города Москвы, фото © Муринец

– Как начался ваш путь в мире архитектуры и дизайна, что привело вас к этой профессии?

– Мой путь начался ещё в «художке», где в образовательной программе уделялось особое внимание изучению искусства в целом и архитектуры в частности. А мои «производственные» и «образовательские» гены органично дополнили желание пойти в архитектуру, которая находится на стыке искусства, социальных и технических наук. Для целей МАРХИ это оказалось хорошим симбиозом. Непосредственно в профессию погрузилась сразу же с первого курса, где работу пришлось совмещать с учёбой.

– Вы впервые принимаете участие в жюри зарубежного международного конкурса, посвящённого архитектуре и дизайну интерьеров?

– Да, этот опыт для меня первый в качестве члена жюри на зарубежной площадке. Вместе с тем есть опыт экспертной оценки проектов международных площадок WAF и MIPIM. В России же практика проведения архитектурных конкурсов набрала гигантские обороты сейчас, и началось это около шести лет назад, как раз нашей командой, пришедшей работать в московское правительство, под руководством тогда вновь пришедшего на свой пост главного архитектора города Москвы Сергея Кузнецова. За первые пять лет работа нами было инициировано и поддержано более полусотни конкурсов на самые различные по функциям и объёмам объекты на территории города. Мы твёрдо уверены в необходимости повсеместного распространения конкурсной практики. Только благодаря ей можно привлечь обширный круг профессионалов для решения задач и выявить новые имена. При этом есть два больших вопроса, которые надо отрегулировать: обязательность адекватной оплаты работ финалистам и победителю и обязательность авторского надзора за реализацией проекта победителя.

С Фади Джабри, NIKKEN SEKKEI LTD, на Восточном экономическом форуме, 2017 год

С Фади Джабри, NIKKEN SEKKEI LTD, на Восточном экономическом форуме, 2017 год, фото ДОМ.РФ

– Были ли Вам знакомы некоторые имена (архитектурные студии), которые принимали участие в конкурсе? Если да, то какие? Почему они Вам запомнились?

– Да, знакомых было достаточно много. Это и Винни Маас, получивший гран-при за общественное пространство в Сеуле. В Москве по его проекту будет строиться большой жилой комплекс на Сахарова. Это и DEGW, известные архитекторы и планировщики по офисным пространствам. С ними мы ещё в конце нулевых делали проект для штаб-квартиры Новатека. Они действительно создают гениальную офисную среду, в которой хочется не просто работать, но ещё и создавать, генерить новые идеи, чувствовать ежесекундный комфорт и понимать, что ты не винтик в гигантской машине, а личность, к мнению которой прислушиваются и уважают.

Это и Франческо Фреза из Piuarch, известный итальянский архитектор с реализацией в Санкт-Петербурге. На конкурсе Франческо представил отличный проект редевелопмента промзоны, который потом победил в своей номинации. Для России тема предельно актуальная. Это безусловно бюро Захи Хадид, и наши ребята из бюро Космос, и Kaan Architekten с их безупречными графинчными линиями и другие.

– По итогам конкурса были выбраны два проекта, которые получили Гран-При. Поясните, пожалуйста, судейское решение.

– Оба проекта несут в себе грандиозный социальный посыл. Проект MVRDV в Сеуле - это по сути создание второй, социальной, плоскости в городском пространстве. Такие динамично развивающиеся города, как Сеул, должны заботиться о своей главной ценности - человеческом капитале. Проект показывает, как можно работать со сложной городской средой, не нарушая сложившегося траффика и уклада в целом.

И второй - это фактически проект о нашем культурном наследии. Проект о том, как работать с исторической средой, преображая её и при этом не нарушая её идентики. Какая бы функция новая ни была в неё интегрирована. Историческая среда - это основа для сохранения и преумножения человеческого капитала. Многие страны это уже давно поняли. Мы же только начинаем приходить к таким выводам. Пока очень часто приходится слышать от коллег с госслужбы слова не «исторический», а «старый», не «Наследие», а «обременение». В общем, тема актуальная, и жюри своим выбором это подчёркивает.

Евгения первый раз участвовала в качестве члена жюри на зарубежной площадке

Евгения первый раз участвовала в качестве члена жюри на зарубежной площадке, фото © Evgeny Utkin

– На Ваш взгляд какой из проектов - лучший? Почему?

– Я всегда в таких случаях за социальные проекты. Поэтому мне наиболее запомнились проект оздоровительного комплекса в Санта Фе де Богота с его необычной кирпичной «вуалью» на фасадах, проект школы в ЮАР. И отдельно бы отметила проект фасадов с перфорированным металлом и вертикальными садами для голландского паркинга.

Актуальная для нас тема - как работать с бетонными наземными этажерками в условиях сложившейся окружающей застройки. Проект не дешёвый по признанию архитекторов, но правообладатель комплекса решил облагородить этажерку для целей капитализации соседних строений, окна которых на неё выходили. И к тому же спортивные площадки на крыше. Теперь этот объект лучший из всех строений собственника.

– Наше российское архитектурное бюро КОСМОС получило премию в категории "СПОРТ", правда разделив эту победу со студией LOT-EK. Расскажите об этом пожалуйста, почему не абсолютная победа, в чём были недостатки проекта?

– Жюри хорошо информировано о новых тенденциях в России в направлении развития городской среды. Что-то почерпнуло из личного опыта каждого члена жюри, что-то из моей презентации, состоявшейся в рамках этого мероприятия. Проект бюро Космос социален: он общедоступен, находится в парке, сделан со вкусом и в хорошем качестве. По признанию коллег, они не ожидали такого от участников из России.

Для меня это с одной стороны немного грустное признание, так как оно выражает в целом отношение иностранных архитекторов к нашей современной архитектурной школе. Но в этом-то и состоит наша задача - не только в целом поднять отрасль на новый уровень, но и в хорошем смысле «распиарить» наш человеческий капитал за границами России, показать нашу конкурентоспособность и передовое видение. Что же касается наших соседей по месту - американцев, - то их проект действительно необычен. Это качественная архитектура, сооружённая из простых контейнеров в креативное общественное пространство. Причём авторства американского офиса для Китая. Так что в этой номинации, как в анекдоте: собрались американцы, китайцы и русские.

Проект QIYUN MOUNTAIN CAMP от студии LOT-EK

Проект QIYUN MOUNTAIN CAMP от студии LOT-EK, фото © lot-ek.com

– У вас есть личный творческий опыт? Если да, то какой?

– Да, в процессе учёбы удалось поучаствовать в совершенно разных по объёму и функциям проектах. Начиная от первых проектов интерьеров на младших курсах и заканчивая градостроительными проектами. После института была трехгодичная гипернасыщенная практика в бюро «Спич». Ну и если говорить о моем личном восприятии творчества, то пять последующих лет работы на московское и федеральное Правительства позволили внести свою лепту в развитие среды не только родного города, Москвы, но и направления отрасли в целом.

Всё-таки Москва - это тестовая площадка для развития передовых идей, и при этом сложнейший организм с вплетением в него ментально-исторических нитей одновременно со стремлением развиваться и уплотняться. И именно здесь, в составе сплочённой команды под руководством Сергея Кузнецова, удалось хоть немного, но все-таки обогатить архитектуру, привнести новое качество в общественные пространства - это была и продолжается большая творческая работа, требующая при этом организационных и дипломатических навыков, комплексного видения задачи.

На открытии MosBuild в 2016-м году; на российском Дне Строителя, 2017-й год

На открытии MosBuild в 2016-м году; на российском Дне Строителя, 2017-й год, фото WEB

 – Давайте помечтаем. Как вы видите архитектуру через 10 лет и в более далекой перспективе?

– Я уверена, что в ближайшие десять лет нас ждёт качественное развитие архитектуры городов. В последние годы мы начали активно интегрироваться в мировые урбанистические институты. Это неизбежность в хорошем смысле. Сейчас уже идут первые шаги: это повсеместное благоустройство общественных пространств не только в Москве, но и других городах. Посмотрите на Санкт-Петербург, Казань, Калининград, Саратов, Кемерово, Екатеринбург, Уфу, Владивосток, Краснодар, Сочи. Конечно, многое ещё предстоит даже в благоустройстве, но начало положено. Совершенно очевидная тенденция. Новые веяния в объектной архитектуре Москвы рикошетят на регионы - это также очевидная тенденция.

В эпоху соц. сетей и всеобщей информированности о новых тенденциях в развитии индустрий уже проще будет находить ориентир и следовать ему даже в самой отдалённой точке страны. Ну а если говорить о пространственном развитии, то моя твёрдая уверенность и в дальнейшем уплотнении городской ткани. Об этом говорит весь мир, начала говорить и Москва. Меня не пугают высокие плотности - это логичное развитие мирового мегаполиса. Единственное, что считаю принципиально важным отследить - это сохранение нашего Наследия и подчёркивание нашей идентики в том числе через поиск собственного языка в обустройстве городов.

Евгений Уткин, Италия, Милан

Статьи