info@vlv-mag.com

Эко-информационный портал

Дата публикации:

Дрифт как жизнь!

Дрифт как жизнь!

В первой части интервью Екатерина Набойченко рассказала о своём насыщенном детстве, спорте, своём выборе, ощущениях во время выступлений, тренировках, сложностях, ярких моментах карьеры, концентрации и успехах. Уже на VLVmag!

 

— Екатерина, расскажите о своём детстве: о мечтах, хобби и самых ярких моментах того времени. Где и как оно проходило? Чем особенно запомнилось?

— Детство моё было крайне насыщенным. Родители меня всё время чем-то пытались занять, и я охотно соглашалась с их затеями. Довольно серьёзно занималась плаванием, выступала на соревнованиях. Потом увлеклась профессиональным большим теннисом и даже несколько лет ездила в теннисные академии Барселоны и Аликанте. Занималась боксом и какое-то непродолжительное время рисованием. Училась при этом в физико-математическом классе гимназии №9 — лучшей школе нашего города и одной из лучших в России.

В общем скучать мне не приходилось — я всё время чем-то занималась. И с детства у меня была страсть к механике, к тому, чтобы что-то собирать и разбирать. Меня абсолютно не интересовали куклы — им я предпочитала машинки. Кстати, одна из любимых семейных историй про меня — о том, как я в три года голыми руками открутила два лишних колеса на четырёхколёсном велосипеде. Это потому, что все во дворе ездили на двухколёсных велосипедах, и меня не устраивало, что я одна такая — на четырёхколёсном… Вот тогда я голыми руками этот велосипед и разобрала.

Катя (слева) с подругой Мариной (справа)

Катя (слева) с подругой Мариной (справа), фото © p444kx

— Кем вы видели себя в детстве? Были ли у вас кумиры, на которых вы стремились быть похожей?

— Уже в детстве я отлично понимала, что такое «хорошо», что такое «плохо» и чего я хочу. Отчётливо помню момент, когда к нам в школу приехала какая-то съёмочная группа, которая снимала фильм про наш класс. Это был класс первый или второй, и у всех спрашивали, кем они хотят стать, когда вырастут. Девчонки отвечали, что хотят быть учителями и ветеринарами, а мальчики — космонавтами… А я сказала, что хочу стать банкиром. Это потому, что моим кумиром был банкир, который жил по соседству. Я просто знала, что этот человек хорошо зарабатывает, и видела, как у него интересно организована жизнь. Уже тогда я подумала, что если и работать, то ради хорошего заработка.

Вот такие мечты были у меня в детстве. Я выросла, а мои взгляды на жизнь в этом вопросе не поменялись, только ещё поняла, что, если человек зарабатывает деньги любимым делом, — это вообще «бомба».

— Почему вы решили посвятить себя и свою жизнь именно экстремальному спорту? Как открыли для себя это направление?

— Я не могу сказать, что посвятила жизнь спорту. Это просто очень большая и важная часть моей жизни, во многом её определяющая, но точно не она вся. Я всегда очень любила машины и хотела попробовать себя в дрифте, а когда у меня появилось подходящее для этого авто, всё как-то сразу закрутилось-завертелось… Это произошло настолько плавно и логично, что сейчас, оглядываясь назад, я даже не могу представить, что могло сложиться как-то по-другому.

1-й этап Russian Drift Series GP

1-й этап Russian Drift Series GP, фото © airjek.com

— Как к подобному увлечению относятся ваши родные и близкие?

— Близкие меня поддерживают, гордятся мною, следят за моими выступлениями. Никаких проблем с этим у меня не возникает.

— Чем бы вы хотели заниматься столь же серьёзно, если бы не было автоспорта?

— Сложно, сказать. Если говорить о хобби, то мне очень нравится конное поло. Когда-то я очень хотела им заниматься, но, к сожалению, в существующих условиях этот вид спорта — не про нас. Я училась в Великобритании, где поло очень популярно, там насмотрелась на своих одногруппников и друзей, которые им занимались, и тоже «загорелась». А ещё у меня есть знакомая — безумно красивая девушка, которая летает на самолётах и выполняет всякие опасные трюки. Она меня тоже очень восхищает и вдохновляет.  

Вот это — то, чем бы я хотела заниматься. Но, опять же, не совсем понимаю подобные вопросы — если бы не автоспорт, то что? Не вижу абсолютно никакой проблемы в том, чтобы совмещать одно с другим, успеть за одну жизнь попробовать всё, что хочешь. Если ты, конечно, этого хочешь по-настоящему.

Команда Кати Набойченко

Команда Кати Набойченко, фото © airjek.com

— Опишите, как происходит весь этот, с виду сумасшедший, процесс дрифт-гонки?

— Ну, как происходит процесс… Сама гонка, весь заезд от старта до финиша, длится 30 секунд. А дальше уже, как повезёт. Выиграл или проиграл — от этого будет зависеть количество заездов за день. И до этого, парных заездов, два квалификационных. Вот и вся гонка. Но перед ней, конечно же, должна быть проделана колоссальная работа. Нужно подготовить машину, себя, свою команду… Этот процесс очень-очень сложный и комплексный. Честно скажу, сама не понимаю, как в 2017 году умудрилась сделать всё самостоятельно, без чьей-либо помощи. Даже, более того, — рядом со мной были люди, которые всячески пытались ставить мне палки в колёса.

— Как долго и как именно проходят ваши тренировки? Что в них обязательно входит?

— Тренируюсь я, как правило, на этапах, непосредственно уже на соревнованиях, за день до гонки. К сожалению, тренироваться чаще получается очень редко, потому что между этапами машина проходит подготовку, и когда она готова, обычно времени уже нет. И, конечно, техника очень нежная, у неё есть определённый ресурс, поэтому слишком часто тренироваться не получается. Машина рассчитана на определённое количество заездов, и, если его превысить, можно просто не закончить сезон, не докатать соревнования до конца.

Кроме того, тренировки — удовольствие крайне дорогостоящее, как и сами гонки. Каждый выезд обходится, как правило, не в одну сотню тысяч рублей. Требуются шины, специальный бензин, аренда трека, механик, эвакуатор, чтобы машину довезти до трассы и обратно… Кроме того, во время тренировки обязательно что-то ломается, хотя бы мелкое, и в итоге всё это стоит больших денег.

3-й этап Russian Drift Series GP

3-й этап Russian Drift Series GP, фото © airjek.com

— Что вам даётся сложнее всего?

— Наиболее сложная для меня трасса расположена в Сочи. Я её очень не люблю из-за того, что в своё время попала там в довольно серьёзную аварию. Теперь мне каждый раз очень сложно выезжать там на старт — я боюсь и ничего не могу поделать с этим страхом. Это сложно. Это я не люблю.

И, конечно же, сложно, когда ломается машина, тем более, если это случается во время гонки. Тогда нужно экстренно придумать, как её починить, приходится пропускать тренировки, нервничать. В общем, возникает куча моментов, которые, конечно же, никому удовольствия не доставляют.

— Удаётся ли вам тренироваться в условиях «карантина»? Какие корректировки пришлось внести в спортивный процесс и в режим?

— Нет, в нынешнем «карантинном» режиме тренироваться нет никакой возможности. Во-первых, потому что закрыты все автодромы. А во-вторых, потому что из-за закрытия границ, автосервисов и так далее, машины просто ещё не готовы к тренировкам — они не собраны. Потому пока о тренировках речи не идёт.

Екатерина Набойченко и Евгений Ружейников

Екатерина Набойченко и Евгений Ружейников, фото © janniradari

— Расскажите о гонках, которые запомнились больше прочих. Что в них было особенного?

— Для меня каждая гонка запоминающаяся, все они эмоционально насыщенны. Я помню каждую из них, и с каждой у меня связаны какие-то воспоминания — плохие или хорошие, яркие или не очень… Тем не менее, я помню практически всё. И безусловно, те гонки, в которых удалось одержать хотя бы маленькие победы, для меня наиболее значимы.

Очень важным для меня было выступление в 2018 году на треке Moscow Raceway, потому что за год до этого я дебютировала там и выступила ужасно — получила три нуля на квалификации. Вернувшись через год, я квалифицировалась сразу на 14-е место среди 32-х сильнейших пилотов мира. Я получила такой же балл, как у Кристапса Блушса, и для меня это, конечно, был очень важный момент.

Ещё один запоминающийся эпизод — победа в честной борьбе у двукратного чемпиона мира Георгия Чивчяна, всем известного «Гочи». Далее проехала Диму Ермохина — это один из лучших сибирских пилотов, многократный чемпион RDS Сибири, и Максима Гросмана — тоже многократного чемпиона, только уже зимних соревнований Winter Drift Battle. Вот на этих соревнованиях я среди 96 пилотов сумела занять четвёртое место.

Кроме того, мне очень запомнились выступления в других странах. Пока я не так много поездила по миру — была в Белоруссии, в Китае, в Омане. В Китае мне даже удалось взять два подиума, и это было здорово. Это был интересный экспириенс, меня очень тепло принимали люди из других стран, что было очень приятно. Я бы с удовольствием ещё попутешествовала, ведь это всегда интересно — открывать для себя новые места и трассы, посмотреть на новых пилотов, познакомиться с их техникой. Я считаю, это очень полезно.

Екатерина взяла 2 подиума на китайском чемпионате в Пекине

Екатерина взяла 2 подиума на китайском чемпионате в Пекине, фото © p444kx

— Какие ощущения вы испытываете перед стартом?

— Очень разнообразные. В ночь перед гонкой я не сплю вообще, не могу есть и очень нервничаю, а когда подходит время квалификации, начинаю потихонечку отключаться — у меня кружится голова, темнеет в глазах…  В общем, все «великолепие» со всеми вытекающими последствиями. Мне становится, правда, плохо. Но я стараюсь с этим справляться и даже достигла определённых успехов! Главное, как можно меньше общаться с внешним миром. То есть, чем меньше я перед стартом контактирую с другими людьми, тем меньше потом нервничаю.

— Что помогает вам сконцентрироваться и настроиться на успешный результат?

— В этом году я стала возить с собой баланс-борд — такую доску на шарике. Она помогает мне уйти в себя и сконцентрироваться на внутренних ощущениях. Я встаю на эту штуку, нахожу баланс и немножечко отвлекаюсь от своих нервов. Мне это очень сильно помогает.

Продолжение следует…

Екатерина Тихонова Екатерина Тихонова

Больше из рубрики Интервью