. info@vlv-mag.com

Эко-информационный портал

Ренато Маццончини: Никакой геополитики, только бизнес

Ренато Маццончини: Никакой геополитики, только бизнес

1 декабря 2016 года в Санкт-Петербурге под председательством президента ОАО «РЖД» Олега Белозёрова состоялась сессия Генеральной ассамблеи Международного союза железных дорог (UIC, Union Internationale des Chemins de fer), на котором был избран председатель МСЖД на 2017-2018 годы.

Им стал генеральный директор группы «Государственные железные дороги Италии» (Ferrovie dello StatoРенато Маццончини (Renato Mazzoncini).  Маццончини родился в 1968 году в г. Бреша, всю жизнь связан с железными дорогами, с 1 декабря 2015 стал главой Итальянских Железных дорог.  Мы встретились с ним на полях Форума The European House – Ambrosettiна вилле Д’Эсте в Черноббио, на берегу озера Комо, чтобы поговорить о возможностях работы итальянских железнодорожников в России.

Ренато Маццончини (слева) и Евгений Уткин (справа)

Ренато Маццончини (слева) и Евгений Уткин (справа), фото © Evgeny Utkin

- Какие у вас отношения с РЖД и их руководителем?

- Мы друзья с Президентом "РЖД" Олегом Белозёровым, и вместе работаем в Международном союзе железных дорог, где он был председателем (с 1.12.2015 прим.ред.), до прошлого года, и в этом году я его сменил. Мы там главное ядро.

- Вы, в смысле, "Государственные железные дороги Италии"?

- Нет, РЖД, мы, и еще несколько компаний, которые являются крупнейшими в мире.

- Расскажите о ваших проектах и возможностях работы с Россией?

- У нас два уровня взаимодействия. Первый, это проекты, которые можно реализовать непосредственно в России. Например, проект высокоскоростной линии Москва-Казань, где мы создали пул компаний, чтобы участвовать в тендерах по этому проекту.  И здесь главное проблема, это не технологии, т.к. европейские технологии надежны и показали себя в своих странах, т.е. не проблема, чьи технологии выберет РЖД, немецкие, французские, итальянские или испанские, а проблема финансирования, project finance.

Проект высокоскоростной линии Москва-Казань

Проект высокоскоростной линии Москва-Казань, источник РЖД

Сейчас идет речь о соглашении или с китайцами, или с европейцами. Если с европейцами, то мы находимся в хорошей позиции, если с китайцами... (пауза), они китайцы (вздыхает). Могу сказать, что сейчас мы открываем наши карты.  Играем в открытую, следуем road map, которую мы определили с нашими коллегами из РЖД в середине июля.

- То есть у вас нет никаких проблем, связанных с геополитикой, санкциями и т.д.?

- Нет, абсолютно нет. В железнодорожной отрасли нет санкций. Потом, мы подписали Memorandum of Understanding (меморандум о сотрудничестве), который касается не только наших стран, но, например, сотрудничества в Сербии.  И посмотреть, что можно сделать вместе в странах Восточной Европы. У нас есть очень продвинутые технологии, по высокоскоростным железным дорогам, так как они у нас уже давно, а РЖД и Россия, имеют влияние, в том числе геополитическое, на эти страны.  И объединение этих вещей вместе могло бы создать интересный бизнес.

- Можно подумать и о «Шелковом пути?»

- «Шелковый путь»? Здесь главное, понять, если «Шелковый путь» начнется, и, если начнется, по какому маршруту пойдет, Северному или Южному. Я думаю, что проект «Москва-Казань» должен идти вперед именно в расчете на «Шелковый путь», и если он будет развиваться быстрее, чем Южный коридор, то для России это будет отличная возможность.

Карта потенциальных маршрутов «Шелкового пути»

Карта потенциальных маршрутов «Шелкового пути», фото WEB

- Впрочем, «Москва-Казань» нужна, прежде всего, самой России...

- Да, конечно, без сомнения. Но для России сейчас это главное. Ведь если страны на Юге, такие как Турция, Иран и др. начнут двигаться быстрее, ясно, что тогда можно создать более выгодный коридор на Юге. Я уверен, что нет места для двух коридоров «Шелкового пути», так как это огромные инвестиции. Еще и потому, что морские суда составляют достойную конкуренцию железнодорожному транспорту. Я думаю, что будет только один железнодорожный коридор, и пока не ясно, Южный или Северный.

- Сейчас вашим конкурентом является и климат, точнее, изменение климата. Если так пойдет, то через несколько лет, Северный Морской Путь будет практически судоходным, и это тоже повысит конкуренцию в доставке грузов Европа-Азия и назад.

- О да, и это тоже. Впрочем, надеюсь, что у нас есть несколько лет или десятилетий.

- Возвращаясь к форуму Амброзетти, вчера вы участвовали в двусторонней российско-итальянской встрече, которую возглавляли российский Вице-премьер Аркадий Дворкович и Министр иностранных дел Италии Анджелино Альфано.  Каковы результаты этой встречи?

- Можно сказать, что эта встреча подтвердила дружбу между нашими странами, что является главным элементом, чтобы развивать совместный бизнес.  Среди наших итальянских компаний, вероятно, Enel впереди всех, и заключил уже конкретные контракты, в ВИЭ (возобновляемых источниках энергии). Могу сказать, что «система-страна», когда работает, работает на все компании. Т.е. то, что другие компаний, как Энель, ведут успешный бизнес в России, помогает и нам.  Потом, я надеюсь, что и мы сможем добиться положительных результатов с РЖД, так как вчера Дворкович сказал, что участие Итальянских железных дорог в проекте «Москва-Казань» находится среди его целей.  На этой встрече был и Вячеслав Павловский, вице-президент РЖД, который отвечает за развитие проекта. 

Евгений Уткин, Италия, Черноббио

Статьи