info@vlv-mag.com

Эко-информационный портал

Дата публикации:

Магия «Лунной ночи»

Магия «Лунной ночи»

Архип Куинджи — один из тех счастливцев, кого публика признала ещё при жизни. Репин уверял, что «иллюзия света была его богом», а люди, потрясённые работами живописца, подозревали его в сделке с дьяволом. Ведь откуда ещё у обычного человека взялись «лунные краски»?! Конечно, это была лишь легенда, но прошедшая через годы, она лучше всяких слов подтверждает присутствие в творчестве художника некоей удивительной магии.

Одна из лучших работ живописца — «Лунная ночь на Днепре», которую он впервые показал широкой общественности в 1880 году. Изображённый на ней пейзаж настолько реалистичен, что породил множество невероятных легенд. Современникам живописца было легче поверить, что он использовал краски неземного происхождения, пошёл на сделку с нечистью или, на худой конец, подговорил своего друга Менделеева создать особые материалы, чем просто признать его потрясающее художественное мастерство.

Архип Куинджи. Портрет работы В.М. Васнецова 1869 год

Архип Куинджи. Портрет работы В.М. Васнецова 1869 год, фото © ru.wikipedia.org.

Изображённую на картине местность Куинджи посетил за 10 лет до этого, когда ездил на родину в Мариуполь. Затем он на протяжении долгих месяцев по памяти восстанавливал её детали в собственной мастерской в Петербурге, и слух о невероятном полотне постепенно расползался по городу. Весть о нём дошла до царской семьи, и однажды к мастеру заглянул внук Николая I Константин Романов. Ещё не завершённый ночной пейзаж настолько потряс великого князя, что он тут же купил его за пять тысяч — сумму немыслимую во времена, когда мешок картофеля стоил рубль.

По воскресеньям живописец на пару часов открывал мастерскую для посетителей, и тогда под её окнами образовывалась очередь карет, а публика, стремящаяся увидеть необычную картину, «длинным хвостом выстраивалась на лестнице, ожидая впуска», — вспоминал Илья Репин. Сам же великий художник, бывший вдохновителем Куинджи, отмечал, что его коллега видел малейшие оттенки и «побивал рекорд чувствительности».

Великий князь Константин Романов купил картину до начала выставки

Великий князь Константин Романов, фото © ru.wikipedia.org.  

А между тем, в лаборатории Менделеева Куинджи проводил эксперименты с красками, замешанными на битуме. Высыхая, они становились матовыми, а при смешивании с металлической пудрой приобретали тот самый «волшебный» блеск, что так потрясал публику на водной глади нарисованного Днепра и сверкающей над ним луны. Но эффект свечения достигался и тончайшей работой художника — он нанёс на серебристую речную поверхность изящные штрихи тёмными красками и тем самым создал на ней мерцающую лунную дорожку. Особые техники выделили на фоне освещённой реки колышущиеся травинки, силуэт мельницы и мокрые камни у берега, а объём пейзажу придало сочетание тёплых оттенков земли с холодными — Днепра и неба.

"Лунная ночь на Днепре"

"Лунная ночь на Днепре", фото © animalworld.com.ua

Свой шедевр Куинджи закончил в начале осени и вскоре представил публике первую в истории русской живописи моновыставку. Сегодня ни одно из описаний картины Куинджи «Лунная ночь на Днепре» не способно передать её чарующее волшебство. Окна в помещении были задрапированы, а «сердце» экспозиции освещал единственный луч света, установить который особым образом, по слухам, помогал товарищ художника, физик Фёдор Петрушевский. На самом же деле, учёный не принимал участие в подготовке выставки, а сам с удовольствием изучал опыты пейзажиста со светом и цветом.

Увидеть картину пришли, казалось, все жители Петербурга, и после, художник ещё дважды повторил свой лунный пейзаж на заказ. Вскоре потрясающий эффект свечения, который он освоил, современники назвали «эффектом Куинджи», и прочие пейзажисты, завидуя славе коллеги, пренебрежительно утверждали, что «этот эффект — дело нехитрое», но повторить его не могли.

Моно выставка Куинджи

Моно выставка Куинджи, фото © planet9.ru

После экспозиции картина Архипа Ивановича Куинджи «Лунная ночь на Днепре» уехала с новым хозяином в Париж, а оттуда отправилась в двухгодичный вояж через Атлантику. Художник, опасаясь, что условия на борту испортят шедевр, обещал засудить Константина Константиновича, но тот всё равно не расстался с картиной. Спустя два года она вновь вернулась в родную мастерскую на реставрацию — потускневшая, поцарапанная и с въевшимися пятнами соли… Художник сделал всё, что мог, но полностью так и не сумел восстановить своё детище. В таком виде оно и хранится сегодня в Санкт-Петербурге, в Государственном Русском музее.

Статьи