. info@vlv-mag.com

Эко-информационный портал

Реалити-шоу «Охота»

Реалити-шоу «Охота»

Острые эмоции, динамичные преследования, выживание в любых условиях — всё это реалити-шоу «Охота».

В воскресенье, 17 сентября 2016 года на российском телеканале НТВ вышел первый выпуск реалити-шоу «Охота». Четырнадцать участников, успешно прошедших кастинг в разных регионах страны, отказались от привычного домашнего комфорта, чтобы прятаться и уходить от преследований в течение 28 дней. Задача беглецов — не быть пойманными на всей территории России, ни разу не нарушив закон и не пересекая границу государства. Преследователи участников — бывшие сотрудники спецслужб, опытные сыщики и психологи. Штаб «охотников» располагался в Москва-Сити, а в их арсенале были самые передовые методы и технические средства: контроль кредитных карт, прослушивание телефонов, отслеживание постов в соцсетях, записи с видеокамер, показания свидетелей и прочие технологии.

Впервые реалити-шоу аналогичного формата появилось на телевидении в Великобритании под названием Hunted. В настоящее время подобные телепередачи пользуются огромной популярностью во всём мире. Второй сезон российского захватывающего реалити-триллера ожидается осенью 2017 года на телеканале НТВ.

Победу в премьерном сезоне «Охоты» одержали Ольга Сасонова и Юлия Тишина

Победу в премьерном сезоне «Охоты» одержали Ольга Сасонова (справа) и Юлия Тишина (слева), фото © Сасонова и Тишина

Победу в премьерном сезоне «Охоты» одержали Ольга Сасонова и Юлия Тишина. «Беглянки из Сочи», как называл их шеф «охотников». Девушки поделились с нашим изданием своими впечатлениями, переживаниями, эмоциями от реалити-шоу, открыли секреты выживания в непростых ситуациях и рассказали о планах на будущее.

— Почему вы приняли решение участвовать в шоу? Это было желание выиграть денежный приз?

Ольга: Если честно, деньги — это последнее, чем я руководствовалась в принятии решения об участии в шоу. Сомнения одолевали меня ровно 30 секунд. Когда моя подруга только рассказала о наборе участников, я сразу поняла: «Вот то, что мне нужно сейчас, в чём я нуждаюсь больше всего в этот период жизни». Главное условие шоу — скрываться в течение 28 дней от сыщиков, а мне нужно было сбежать от обстоятельств, душивших меня в тот момент. Это личное, не стану вдаваться в подробности, но такая возможность была, как провидение небес. Будто космос говорил: «Держи, ты просила именно об этом!» 

Я стараюсь использовать любую возможность, которую предлагает жизнь. Конечно, поддержка семьи в этот момент имеет ключевое значение. Их вера в меня, знание моих стремлений, знание меня… С опаской рассказав им о такой возможности, я услышала, без доли сомнений с их стороны, лишь: «Конечно, Оля, не раздумывай! Круто, это твоё, ты выиграешь!» Абсолютно неприкосновенная вера в тебя очень воодушевляет. Моя семья — моя сила! 

Юлия: Решение было крайне спонтанным и неожиданным даже для меня самой. Я до последнего не могла поверить, что согласилась. Но, видимо, дух авантюризма взял верх над здравым смыслом. Причём о денежном призе я узнала в самый последний момент, уже после того, как дала своё согласие на участие. Интереснее всего было именно проверить себя на выносливость и смелость, пройти «квест» в реальности, ну и получить денежный приз, как приятное дополнение.

Наверное, это и была главная задача — подобрать как можно более отличные друг от друга психотипы

Ольга: "Наверное, это и была главная задача — подобрать как можно более отличные друг от друга психотипы", фото © Сасонова и Тишина

— По какому принципу вас отбирали для участия в шоу?

Ольга: Совершенно не представляю, чем руководствовались организаторы при отборе участников. Мы с Юлей задавали себе этот вопрос после выхода шоу в эфир. На самом деле, я бы хотела услышать ответ от организаторов. Надеюсь, вы когда-нибудь подарите нам такую возможность.

Все участники были такими разными. Наверное, это и была главная задача — подобрать как можно более отличные друг от друга психотипы. Работа, проделанная организаторами при отборе, колоссальна. Они не просто выбрали участников, но и сформировали интересные команды. Мы не знали соперников вплоть до выхода шоу в эфир и следили за всеми так же увлечённо, как и зрители. Было очень интересно, кто же они, как себя вели, какие методы бегства выбрали, какие ошибки совершали. 

Кастинг был очень напряжённым для меня. Странные, порой даже дурацкие вопросы ставили иногда в тупик. Под конец нашего «допроса», помню, меня уже начало трясти! 16 пар глаз, смотрящих на тебя, и объектив камеры — это очень напрягает даже самых смелых из нас! Это я про себя (улыбается). Помню, меня очень выручала Юля, когда я терялась и в голове, как назло, не было ни одной мысли. Она интуитивно брала инициативу в свои руки и очень резво отвечала, давая мне возможность собраться с духом. Я ещё думала в тот момент, что она явно знает что-то, неизвестное мне. А иначе откуда такая ясность в голове?

Юлия: Вот это прям сложный вопрос. Мы не были на месте организаторов и можем только догадываться, что именно являлось критерием отбора. Я впервые была на таком кастинге и, мягко говоря, очень волновалась. Вопросы задавали разные и, как мне кажется, ждали от нас нестандартных ответов. Все участники проекта были непохожи друг на друга и у каждого своя история, которая должна была стать интересной для зрителя. Ну и, конечно, важна манера поведения, образ мышления, реакция на стрессовые ситуации. Раз уж мы попали в проект, значит, организаторы увидели в нас потенциал и рассмотрели интересных личностей.

Секрет нашей победы именно в том, что мы воспринимали игру слишком серьёзно

Ольга: "Секрет нашей победы именно в том, что мы воспринимали игру слишком серьёзно", фото © Сасонова и Тишина

— Вы проходили какую-то специальную подготовку?

Ольга: О чём вы?! Никакой специальной подготовки! Мы с трудом-то успели понять, что нам вообще делать. Как выработать стратегию бегства, выяснить, как покинуть город, и записать в блокнотик все нужные адреса. Мы плохо себе представляли, во что ввязались, что нас ждёт и что это такое — скитаться целый месяц с рюкзаком за плечами, не зная, где придётся ночевать. В голове и на бумаге план выглядит очень просто и слаженно, прямо произведение искусства. А в реальности же всё оказывается не так. Я как-то уже говорила: возможно, секрет нашей с Юлей победы именно в том, что мы воспринимали игру слишком серьёзно. В глубине души мы понимали, что это только шоу, но, как люди гордые, не допускали даже мысли о проигрыше. Мы не играли, а шли к победе совершенно осознанно, для нас всё было серьёзно!

Юлия: Вспоминая, как мы собирались на проект, очень смешно отвечать на этот вопрос. Мы попали на шоу одними из последних через дополнительный кастинг, т. к. был недобор участников. Времени оставалось совсем немного, мы ночами писали свой план побега, продумывали стратегию, рассматривали запасные варианты и до последнего дня не понимали, что нас ждёт и выдержим ли это испытание. Я долго колебалась и даже хотела отказаться, но здесь Оля сыграла свою роль, убедив меня, что всё будет хорошо и обратного пути уже нет. Собирать вещи заранее, по условиям проекта, было нельзя, всё продумывалось в голове и на бумаге. Поэтому подготовка велась только моральная, но ежедневная и ежеминутная.

— Как меняется жизнь в условиях реалити-шоу?

Ольга: Меняется радикально. Ты теперь не дома и больше не занят привычным бытом. Ты больше не Ты. Единственной задачей на день становится добраться до места ночёвки, чтобы не пришлось спать под забором в палатке. День сурка в плане «задачности». Знаете, когда нам обозначили сроки, я подумала: «Да ерунда, что такое 28 дней? Справимся!» Но теперь со всей ответственностью заявляю: 28 дней — это очень, очень долго! Я открыла для себя, что голод — последнее чувство, о котором вспоминаешь в погоне. Даже жажда отходит на второй план, когда стоит выбор: выдать себя или потерпеть. Наш организм удивителен и способен, думаю, абсолютно на всё. У него есть запас, которого, как я выяснила, хватает на 21 день. Потом внутренняя батарейка начинает садиться. Вообще, мы очень много интересного открыли для себя на этом проекте. Когда-нибудь мы с Юлей всё же опишем свои мысли, чувства и выпустим книгу, раскрывающую все аспекты этого маленького путешествия длиною в жизнь!

Юлия: Жизнь меняется очень сильно. Во-первых, ты постоянно находишься под прицелом камеры. Во-вторых, твой мозг работает настолько активно, что порой выдаёт решения, которые в обычной жизни никогда бы не возникли. В-третьих, нет никаких телефонов, компьютеров, интернета, связи с семьёй и друзьями, комфортных и привычных условий жизни. Это оказывает большое влияние на поступки и действия. Но, что больше всего меня поразило, так это командный дух и ответственность за Ольгу. Я никак не могла её подвести. Будь я одна, может, бросила бы всё в середине пути. Но предать подругу — это не про меня. Мы действовали очень слаженно и во всём поддерживали друг друга. На проекте у наших отношений было 2 пути: или мы разругаемся в первую же неделю, или укрепим и проверим свою дружбу. Второй вариант оказался верным и я бесконечно этому рада.

Тяжело было последние два дня бегства — всё шло не так, как хотелось

Юлия: "Сложные ситуации были каждый день и выделить какую-то одну тяжело", фото © Сасонова и Тишина

— Самая сложна ситуация, возникшая во время съёмок?

Ольга: Я долго думала над ответом. Не было для меня таких обстоятельств, которые я бы назвала тяжёлыми физически или морально. Весь проект в целом был непростым. Но я по природе очень пластичная, могу подстроиться под любую ситуацию и вынести из неё что-то оправдывающее. Как адвокат дьявола, найду что-то позитивное в самом плохом и использую это, как импульс двигаться дальше. Тяжело было последние два дня бегства — всё шло не так, как хотелось. На тот момент мы не могли оценить, какие мы, на самом деле, удачливые и как вовремя нам попадаются и приходят на помощь нужные люди. Казалось, всё идёт под откос, наваливается, как лавина, и движется слишком быстро, а мы теряем контроль над ситуацией. От общей усталости или не знаю почему, но способность соображать в эти последние два дня частенько меня покидала, и я иногда впадала в какой-то анабиоз. Очень сложный этап.

Юлия: Ох, сложные ситуации были каждый день и выделить какую-то одну тяжело. Мне трудно было преодолевать себя. Я, в принципе, трусиха по жизни, экстрим — это не моё. Я городской житель, который с удовольствием пользуется всеми благами цивилизации. Поэтому спать в палатке, не иметь возможности принять душ и вкусно поесть, часами ходить по автострадам, когда ни одна машина не останавливается, а вокруг лесная глушь и ни души — всё это было для меня впервые и, естественно, справляться было сложно. Но, наверное, тяжелее всего далось решение по поводу телеграммы, которая пришла на моё имя в город Ливны. Находясь уже длительное время без связи с семьёй, я очень хотела получить её, но это могло привести к нашему проигрышу. И вот это морально было по-настоящему сложно. Нельзя было ошибиться.

А, вообще, самыми сложными оказались последние 2 дня бегства. Чувство ожидания и неопределённости — это ужасно. Проиграть на финишной прямой совсем не хотелось. В этот период, конечно, нервы и терпение очень закалились.

Стресс возникал тогда, когда нужно было принимать решения, а времени на это практически не оставалось

Юлия: "Стресс возникал тогда, когда нужно было принимать решения, а времени на это практически не оставалось", фото © Сасонова и Тишина

— Постоянная игра в прятки — это сильный стресс. Насколько сложно возвращаться к нормальной жизни?

Ольга: Вообще несложно! Я бы даже сказала, что ворвалась в неё со всей своей агрессивностью. Помню, первую неделю я засыпала буквально везде, где могла прислонить голову. Хотелось увидится со всеми, столько рассказать и услышать новости за то время, пока меня не было. Каждый вечер и день я повторяла те же самые истории разным людям — на сон времени не было. Я самоотверженно сражалась с усталостью и всё же вошла в привычный и по возможности спокойный образ жизни. Не было паранойи или мании преследования, остались лишь эмоции и восторг от победы.

Юлия: Игра в прятки — это интересно. Стресс возникал тогда, когда нужно было принимать решения, а времени на это практически не оставалось. Боязнь ошибиться, не справиться и проиграть — вот это настоящий стресс для меня. Хотелось доказать, прежде всего, самой себе, что не зря побежала и всё преодолею. Моральное напряжение присутствовало даже во сне. А вот физической усталости мы особо не замечали, хотя в день проходили немало километров с тяжеленными рюкзаками. Иногда возникала мания преследования, все люди, машины казались подозрительными. И вот тогда мы в шутку думали, что по возвращении домой ощущение слежки станет привычным. Но всё прошло, как только мы прилетели в родной город.

— В реальной жизни вам приходилось быть «беглецом»?

Ольга: Нет. Надеюсь, этот опыт останется вместе со всеми эмоциями лишь на экране телевизора.

Юлия: Нет и надеюсь, не придётся. Хватит мне побега в условиях проекта.

Юлия старалась все 28 дней себя успокаивать и настраивать только на победу

Юлия: "Я старалась все 28 дней себя успокаивать и настраивать только на победу", фото © Сасонова и Тишина

— Какие советы вы можете дать желающим убежать от преследователей?

Ольга: Не играйте. Будьте серьёзными. Не пользуйтесь средствами связи. Вообще. Не звоните, не выходите в Сеть, не попадайтесь на камеры. Банально, но факт. Будьте натянутыми, как струна, всегда внимательными и собранными. И, самое главное, не паникуйте. Паника — это моральное самоубийство, из-за неё всё рушится, и ты совершаешь ошибку за ошибкой. Оставайтесь спокойными по возможности. Я, наблюдая за другими участниками, удивлялась их поведению. Одна пара спокойно сидела в кафе на остановке дальнобойщиков и кушала возле окошка, не меняя внешности. Вторые в Сеть вечно выходили, без айпада прямо-таки прожить не могли. Третья вообще с телефоном расхаживала как ни в чём не бывало.

Мы тоже совершали ошибки, но у других всё как-то совсем несерьёзно выглядело. Помню, у нас с Юлей и речи не заходило, чтобы в кафе зайти покушать, даже в глуши какой-нибудь. Целый день голодали — еда была в рюкзаках, но времени не хотелось терять на неё. Всегда вперёд, в движении. Телефоны вообще были закрытой темой изначально. Считаю это основой нашего успеха.

Юлия: Главное — верить в себя. Не нужно ничего бояться, человеческий мозг и организм уникален и выдержит всё, если сильно захотеть. Я старалась все 28 дней себя успокаивать и настраивать только на победу. Каждый вечер я говорила Оле, что мы выиграем и действительно была в этом уверена. А ведь если чего-то очень сильно захотеть, то вся Вселенная тебе в этом поможет. Поэтому, если уж решаться на подобные авантюры, то нужно быть уверенным в успехе.

Нужно доверять своей интуиции и голосу разума друзей

Ольга: "Нужно доверять своей интуиции и голосу разума друзей", фото © Сасонова и Тишина

— Чему научило вас участие в этой телепрограмме?

Ольга: Скорее, не научило, а подтвердило мои знания и догадки в отношении некоторых вопросов. Я убедилась, что многое могу, а моё терпение феноменально. Что нужно доверять своей интуиции и голосу разума друзей — Юля, это я здесь про тебя. Что семья и друзья — это сила, а на земле множество добрых, отзывчивых, бескорыстных и потрясающих людей. Мир удивителен, а жизнь прекрасна, в любых условиях. Нужно быть смелым, стойким и не бояться рисковать. Каждая история уникальна, но чтобы она была интересной, интересной должна быть сама жизнь. Не бойтесь и вы познаете много нового и невероятного!

Юлия: Проект научил меня прислушиваться к себе. Мы с Олей очень часто спорили по тем или иным вопросам, но мой внутренний голос и интуиция, пожалуй, ни разу не подвели. Оля потом была этому благодарна. А ещё я научилась разводить костёр, устанавливать палатку, ориентироваться по бумажным картам и путешествовать автостопом. Ну и, благодаря проекту, мы познакомились с огромным количеством хороших людей. И, оказывается, они могут быть добрыми, отзывчивыми и помогать в сложных ситуациях. Поэтому я ни разу не пожалела, что согласилась на участие в проекте «Охота» и очень рада нашей победе.

Екатерина Тихонова, Россия, Москва

Екатерина Тихонова, Россия, Москва

Статьи